Из рецензий:

Эта «Женитьба», не пользуясь традиционными источниками смешного в этой комедии, т.е. конфликтами между персонажами на уровне кошки с собакой, находит юмор в нежности и осмысленности человеческих образов. В результате – теплый, пронизанный состраданием спектакль, поддержанный тонкой иронией, как и все у Арцибашева.

Подбор текстов тоже необычен. Арцибашев сделал неожиданный шаг, выйдя за рамки своей труппы и пригласив актеров из других театров на некоторые ключевые роли. Это принесло интригующие результаты, дав режиссеру более широкие возможности для работы, а для актеров шанс попробовать на себе непривычный режиссерский метод.

 

Фридман Д. Гоголевский фарс с человеческим лицом. The Moscow Times.

 

В Таллинне, в переполненном зале Эстонского театра драмы, был трижды показан спектакль Российского Государственного театра на Покровке.

прежде всего было такое чувство, что Николай Васильевич Гоголь написал свое «совершенно невероятное событие в двух действиях» не в 1833 году … , а буквально вчера. Во всяком случае, с момента написания и до вчерашнего вечера он никому пьесу не показывал, и Арцибашев ее прочел первым, а потому ставил так смело, легко и независимо…

В спектакле заняты артисты из разных московских театров… но нет ощущения антрепризы, случайности, к которым мы покорно привыкли и притерпелись во время других гастролей. Здесь Арцибашев всех держит в жесточайшем ритме и напряжении, рисунок поведения каждого столь четок и так точно вплетен в общую мозаику, что импровизация возможна лишь в незначительных нюансах, переливающихся от спектакля к спектаклю.

Новиков Ж.  «Женитьба». Текст Гоголя. Постановка Арцибашева. // Театр.

 

В спектакле Сергея Арцибашева «Женитьба» нет никаких на потребу современности «переодеваний» - ни костюмных, ни нравственных. люди живут в своем времени, которое на все времена. причем вполне милые люди. Да, несколько глуповаты. Но ведь кто же не без того ж? Немного сместить акцент, и над ними можно бы было обхохотаться. А зачем? Чего смешного в том, что человеку хочется счастья? причем во все времена.

Грустно, господа, жить на этом свете! О том и спектакль. От прошлого века в нем – только костюмы, а боль – «навсегда». И если как-то этого, извечного не увидел, то, значит, себя-то и не приметил. Надо внимательнее к себе быть. А то ведь и недолго в веках затеряться.

Графов Э. Невидаль для Эдуарда Графова. «Вечерняя Москва».

 

Нас в равной степени обжигают холод и пламя, пламя и холод. мы не успеваем утереть слезы от хохота, как нам вдруг становится до слез жаль Подколесина и Агафью Тихоновну…

Поюровский Б.

 

С,Арцибашев поставил свою «Женитьбу» немножко как сновиденье – сладостное, манящее своей близостью, кажется, еще только миг, и все произойдет, ведь «счастье… так возможно, так близко». Но потом сон кончается, и наступает отрезвление, и жизнь, жизнь реальная вступает в свои права…

Это воплощенное зазеркалье: изысканно-лукавое, полное таинственности, даже мистицизма, и безупречно театральное….

«Зазеркалье», кто-то, быть может, скажет – иная реальность: призрачная, манящая, недоступная. Как грезы героев этой печальной истории.

Ю.Фридштейн. «Театральная жизнь».

 

Арцибашев всегда экстравагантен. иначе он не был бы Арцибашевым, непрерывно удивляющим и провоцирующим. Каждый его спектакль – это особенный «жест» и непременный сюрприз для зрителя. … Символ «Женитьбы» - прелестный русский хор в сарафанах и белых рубахах. … Сострадание, перемешанное с усмешками и вздохами, подернутое туманом слезы, - такова роль этого хора, путешествующего в компании гоголевских героев, каждый шаг которых, мы знаем предельно грустен  и  смешон.

О.Игнатюк.

 

От нафантазированного театрального акта пробивается пересеченный путь к финалу, где все богатство красок повалится в черно-белую пустоту, а потрясение от несуразицы произошедшего собьет всех участников событий в едва ли не равную «ревизоровской» застывшую мизансцену – разве что трепетно звучащее «молчи, грусть, молчи» не даст концовке спектакля «онеметь» вовсе.

общий смысл, форма и тон спектакля имеют у публики безусловный успех. «Женитьба» перетекает с игровой площадки в «залу» как-то целиком, в своей очаровательной целостности. но правда и в том, что ее хочется разбирать по кусочкам, раскладывать по фрагментам и деталям.

 

В.Калищ. «Экран и сцена»

 

Актеры у Сергея Арцибашева всегда и все хороши! А уж здесь они и поют, и пляшут, и смешат до слез. Они умеют сыграть за два с лишним часа все – и комедию, и трагедию, и горькое веселье, и сладость надежд, и абсурдность несостоявшегося счастья.

 

«Аргументы и факты»