Из рецензий:

 С.Арцибашев взялся за эту пьесу, кажется, вовсе не предполагая, что она была написана в прошлом веке. Он ставит ее как драму XX века с присущей этому веку жесткостью страстей…

 

Конечно, Арцибашев знает предшественников и будто в пику им рисует тургеневских персонажей, используя, подобно художнику-авангардисту, совсем иной, неожиданный материал.

Цекиновский Б. Иван Тургенев и другие. Экран и сцена, № 50 (206), 16-23.12.1993.

 

Актерские крупные планы, как в кино: такая близость к зрителю – непростое испытание, тем более что воздушная, изящная, «кружевная» пьеса Тургенева вся выстроена на игре чувств, их нюансах и перепадах…

Этот спектакль – о нелогичности чувства и его оправдании. Когда «вино бросилось в голову, словно яду дали»…

Короткий и страстный этот спектакль еще о том, что «всякая любовь, счастливая, равно как и несчастливая, настоящее бедствие, когда ей отдаешься весь».

Мурзина М. Месяц любви в деревне. Известия, № 116 (23971), 24.06.1993.

 

«От любви до ненависти один шаг – включается механизм мести за неразделенные чувства, за унижение, за измену. А при наших-то претензиях друг к другу? А при наших-то амбициях? При нашей невостребованности и тоске?! И поэтому гуляют наши чувства. И захлестывают нас эмоции, и косят направо и налево: и лежат вдоль дороги свежескошенные стебельки наших добрых и светлых намерений и благих порывов» - Сергей Арцибашев из статьи Курбанова Е. Сердце глупо ноет, словно голодное.

 

Лукаво и вместе с тем сострадательно разглядывает режиссер каждого участника драмы; комедия и трагедия в спектакле идут рука об руку. над каждым персонажем посмеиваемся вслед постановщику и мы, но почти каждому сострадаем…

Кажется, театр творится из воздуха, но на самом деле его театр основан на глубоком и серьезном анализе психологических отношений, где трактовки ролей соотносятся  друг с другом, где оттенки и нюансы важны для тонкости картины в целом.

С.Арцибашев умеет не торопиться, не жить с оглядкой на то, что «купят». он мужественно служит тому направлению театрального искусства, которое, увы, сегодня непопулярно – искусству психологического реализма.

Галахова О. Преображение без искажения. «Месяц в деревне» Сергея Арцыбашева. Независимая газета, 20.08.1993.

 

Само название звучит умиротворенно, обещая действительно пение птиц, шепот трав и счастливое состояние души..

Поначалу ты обманываешься этой легкостью, летним зноем…, пока не почувствуешь, что плотность воздуха сгущается, знойное тепло концентрируется до предела, мешая дышать легко и свободно. так бывает в преддверии грозы: еще не слышно раскатов грома, но дыхание уже угадывается…

В результате получилось трагическое полотно, где любовь, одиночество и ревность идут рука об руку, сопутствуя друг другу и не разделяя общих чувств.

Анохина Н. Приезжайте в деревню, господа! Чудно проведем время. Культура.

 

Персонажи «Месяца в деревне», перенесенные на сцену театра на Покровке – это, пожалуй, еще не бесы, а скорее, падшие ангелы. Дети безмятежного XIX века, они еще обладают неким запасом прочности, который позволяет им сохранить свои души. они могут заблуждаться, но могут и признаться себе, что одолеваемы бесовщиной. Путь к покаянию и спасению для них открыт.

Всеми их поступками движет жажда любви. В одной из восточных притч сказано, что человека обуревают 108 низменных страстей, а противостоит им только одна: любовь. но не всегда любовь оказывается божеским даром. Арцибашев, беспощадно анализируя природу переживания героев, пытается доказать, что они находятся во власти не подлинного глубокого чувства, а всего лишь изнуряющей страсти.

Минченок Д. «Месяц в деревне» как предчувствие «Бесов». Коммерсант-Daily, № 119, от.11.06.1993.