Из рецензий:

 Сергей Арцибашев поставил спектакль постой и пронзительный. Спектакль о человеческой близости и человеческом тепле, о том, что такое родной Дом, и о моменте в жизни, когда в этот Дом необходимо вернуться. А если его нет, то его надо придумать.

 

Почти утопия среди реальности, с редкостной убедительностью вписанная в пьесе, с не меньшей убедительностью воссозданная на сцене.

Александр Вампилов «Старший сын» // Драматургическое бюро, 2002. (апрель 2002).

 

Главный герой, опоздавший на электричку, с подачи своего случайного приятеля выдает себя за сына, приехавшего к отцу, которого тот никогда не видел. Ложь, имевшая весьма прозаическую цель молодым людям не хотелось ночевать на улице, - оборачивается универсальной и вселенской истиной: Все люди - братья! На этом вслед за отцом Сарафановым, всю жизнь сочиняющим одноименную ораторию, настаивает режиссер, заставляя героев в конце спектакля выйти из зрительного зала через окно прямо на московскую улицу.

Сергей Арцибашев кажется похожим на не признанного миром музыканта Сарафанова своим упорством, с каким он пишет и переписывает одну, первую, страницу своего произведения театрального "эпоса" по советской классике.

Галина Степанова «Человеческий фактор»

 

Спектакль "Старший сын" театра на Покровке смотрится как вот такой старый фильм. Такое сравнение напрашивается по многим причинам. Во-первых, это камерность театра. Крупные кадры – как по телевизору. Видны все мельчайшие эмоции, жесты, взгляды. Слышен шепот. И не театральный, а обычный, человеческий. Актерам не надо форсировать голос, не надо прибегать к театральному гриму, не надо заламывать трагически руки – достаточно, чтобы на глазах выступили слезы, – и всему залу (да какой там зал, просто большая комната) передаются эмоции актера.

Александр Аргунов «Старший сын в «Театре на Покровке»