ПРЕМЬЕРА СОСТОЯЛАСЬ: 15 сентября 2001 года

РЕЖИССЕР: народный артист России, лауреарт Государственных премий России Сергей Арцибашев

МУЗЫКАЛЬНОЕ ОФОРМЛЕНИЕ: заслуженный деятель искусств России Анатолий Киселев

ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ: Заслуженный работник культуры России Александр Еремин

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА И ИСПОЛНИТЕЛИ:

ТАМАРА — Татьяна Швыдкова

ИЛЬИН — Сергей Арцибашев

СЛАВА — Сергей ЗагребневЕвгений Булдаков

КАТЯ — Мария Костина, Наталья Фенкина

ЗОЯ — Татьяна Яковенко, Юлия Булавко, Диана Зверева-Балюк

ТИМОФЕЕВ — заслуженный артист России Владимир Стукалов, Александр Сухинин

ОФИЦИАНТ — Евгений Булдаков, Михаил Сегенюк

 

ИЗ РЕЦЕНЗИЙ:

"«Чем более от себя, тем вероятней другому кажется, что это о нем». Эти слова Александра Володина можно поставить эпиграфом как к творчеству и наследию самого драматурга, так и к спектаклям маленького, ели исходить из величины здания и количества человек в труппе, "Театр на Покровке", к уютным постановкам Сергея Арцибашева. Неактуальная в условиях «рвачества» истина оборачивается лозунгом коллектива, не обращающего внимания на внешний блеск и мишуру. особенно, когда речь идет о любви. А в "Театре на Покровке" последнее время как раз рассуждают и спорят исключительно о любви."

К Арцибашеву приходят со-переживать, со-чувствовать..

<Эта> труппа в Москве … заставляет зрительный зал вытаскивать носовые платки, чтобы заглушить всхлипывания. И ладно, если б у актеров получалось случайно задевать чувствительные окончания омертвевшей нервной системы современной публики, - подобное явление наблюдается исключительно на каждом спектакле, а значит, разговор о том, что в каждой случайности скрыта закономерность. и ее провокатором выступает Сергей Николаевич Арцибашев…

Лукавство Арцибашева – Ильина похоже на лукавство, ибо он играет советского мужика без наследия, без диплома о высшем образовании… Он простой, заурядный и отчаявшийся… Его Саша со смешным ежиком и пронзительным взглядом исподлобья отнюдь не стареющий Казанова, каким воспринимается в первой сцене, когда столуется у случайной знакомой.

Бойко Н. Случайные закономерности Сергея Арцибашева. // Театральная жизнь, № 8, 2002. С. 22-25.

 

"<С.Н.Арцибашев> поставил очень домашний, уютный и щемящий спектакль, который приобрел масштаб и существо некоей частной истории из жизни, утеряв тот социальный контекст и тот общественный пафос, который в пьесу был заложен изначально…

В спектакле есть две превосходные актерские работы – актрисы Т.Швыдковой, которая играет Тамару, и самого С.Арцибашева в роли Ильина…

Актриса точно и обаятельно вначале играет женское одиночество. Затем – столь же обаятельно и тонко – пробудившееся счастье.

Ильин в исполнении С.Арцибашева очень теплый человек, и – сразу видно – такой, какого можно назвать «хорошим мужем» - честным, не подлым… Ильин – отсюда, из этого мира смелых, отчаянных, дерзких и бескомпромиссных…

<Спектакль> обладает своим достоинством. И удачно пополняет репертуар маленького, тихого, интеллигентного театра, у которого есть своя публика."

П.Б. Володинский неудачник в новых обстоятельствах. // Современная драматургия, №1, 2002. С. 159.

 

"Володинские герои с нами, среди нас, ибо при всей своей непритязательности, беспретенциозности оказались причастны к ценностям и категориям вечным, ни от каких конъюнктур не зависящим.

Среди нас, с нами – так и решал Сергей Арцибашев «Пять вечеров» на маленькой сцене «Театра на Покровке»…

Арцибашев поставил «Пять вечеров» жестко и нежно, сентиментально и трезво – и с каким сильным, мужским обаянием сыграл шофера Сашу Ильина, и браваду его, и излом, и хмурость , и открытость, незащищенность. И как неотразимо достоверна Татьяна Швыдкова в роли Тамары, женщины Сашиной жизни, терпеливо и самоотверженно ждущей своего счастья. И когда в финале он опускается перед ней на колени,  руки целует, и кофточку, а по лицу Тамары текут счастливые слезы, как не понять, что выше этого быть ничего не может."

Щербаков К. Люди несчастные и люди счастливые // Новое время, №50, 2001. С.42.

 

Сергей Арцибашев поставил "Пять вечеров" как классику русской литературы и русского театра ХХ века - свободно, просто. Он не прибегает ни к каким сценическим ухищрениям, абсолютно доверяя истории, в которой, в сущности, очень мало что происходит…

Спектакль пронзителен своей договоренностью, когда речь идет о людях, пьющих чай, носящих свои пиджаки в то время, когда трещит по всем швам их жизнь, рушатся судьбы. Но он распахнут в то неизвестное будущее, которое всегда (порой и против воли) пробуждает в душе ожидание другой реальности, другого финала…

Старая пьеса обрела в интерпретации Арцибашева новое дыхание, в ней открылись прежде неведомые запасы мудрости, опыта, надежды. И все актеры без исключения играют в ней по-новому, раскрывая в своих персонажах штрихи нешаблонные, непривычные…

Старосельская Н. Очень простая история. Культура, №7, 2002.

 

Володинскую пьесу он поставил как свою личную историю и сыграл ее на редкость искренне - стрижка ежиком, глаза-буравчики, масса комплексов, море пессимизма и огромное желание выплеснуть на близкого человека нерастраченную нежность, вернуться в молодость, когда жизнь манила обещаниями и ты считал себя победителем…

Актеры выкладываются, зал готов заплакать - Сергей Арцибашев поставил один из своих лучших спектаклей и сыграл свою лучшую роль…

В 2001 году такой театр - обстоятельный, неспешный, лиричный, действующий на зал как универсальное слезоточивое средство - может показаться архаичным. Но он, в отличие от модернистских и постмодернистских постановок, вечен - зрителю всегда будет интересна трогательная история, ясно поставленная и искренне сыгранная неравнодушными людьми…

 

Филиппов А. Сказка о счастье. Культура, 2001.