ПРЕМЬЕРА СОСТОЯЛАСЬ: 17 декабря 2000 года

РЕЖИССЕР: народный артист России, лауреат Государственных премий России Сергей Арцибашев

МУЗЫКАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННОЕ РЕШЕНИЕ СПЕКТАКЛЯ: Студия Аудиотеатр Асафа Фараджева

ХУДОЖНИК  — Давид Боровский

ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ: Мария Данилова

ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ: Заслуженный работник культуры России Александр Еремин

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА И ИСПОЛНИТЕЛИ:

ЭЛИЗАБЕТ — народная артистка России, Лауреат Государственной премии России Людмила Максакова (театр им. Е.Вахтангова)

ХАННА — заслуженная артистка России, Лауреат Государственной премии России Валентина Светлова;  заслуженная артистка России, Лауреат Государственной премии России Елена Стародуб

СУСАННА— заслуженная артистка России Татьяна Яковенкозаслуженная артистка России, Лауреат Государственной премии России Наталья Гребенкина

ХЕННИНГ — заслуженный артист России, Лауреат Государственной премии  России Геннадий Чулков, Виктор Поляков

ДЖОН — Олег Пащенко, Александр Смирнов

ТОРБЕН — Александр Смирнов, Сергей Загребнев

ПЕТЕР — Сергей Чудаков, Сергей Загребнев

ДЕВОЧКА — Мария Пепеляева

 

ИЗ РЕЦЕНЗИЙ:

"В детстве человек одинок и несчастен, утверждают психологи, разрушая иллюзии взрослых о беззаботной поре...Режиссер Сергей Арцибашев доводит мучительную проблему отцов и детей до синдрома  жестокости, ярости и ненависти, до истеричного взрыва  эмоций... Звездная теплая ночь, о которой неустанно напоминают женщины, и действительно могла бы располагать одинокие сердца к задушевным разговорам. Но мешают зеркала, задуманные художником спектакля Давидом Боровским. Слегка преломляя отражение действа, они будто выворачивают человеческую сущность наизнанку, раздражая, провоцируют к агрессии..."

Наталия Бойко, "Время культуры"

 

"...людям сегодня так не хватает страстей (а их здесь в избытке), потому что людям сегодня так не хватает любви, "в эпоху большой нелюбви", не хватает и этих слезах, и даже женской истерики, ее здесь тоже в избытке. А что дурного в женской истерике, если она оправдана жизнью, опытом, болью, потерями?.."

Марина Мурзина, "АиФ"

 

"...По-моему, секрет режиссера в остром чувстве меры и симметрии, не говоря уж о вкусе в выборе материала, актеров и художника. Оно же обнаружило слабость, "непрописанность" мужских ролей пьесы. Женщины оказались в центре, мужчины - на периферии спектакля, а на периферии они превратились в условные фигуры, почти лишенные  индивидуальности..."

Элла Венгерова, "ЭиС"

 

"...В ней (пьесе) нет течения жизни, ее развития, в ней жизнь сосредоточилась в одной заданной, смоделированной ситуации ... Пространство сужено до предела. Художник спектакля Давид Боровский предложил очень простое и очень точное решение сценического пространства - четыре деревянных столба, внутри деревянный стол, четыре стула, бутылка вина на столе и один или два бокала. Все. Больше ни одной детали. Только еще по краям две двери, выкрашенные в черный цвет. Из них появляются тени прошлого, выхваченные светом...

Сны возникают без каких-либо сложных ухищрений, режиссер меняет только освещение и разделяет сценическое пространство...Все, что может дать счастье, случается не в жизни. В жизни трудно найти примирение с миром, в снах это сделать  легче, и только смерть всех примиряет.

"Премьеры Москвы"